games2d.ru

Секс в темную клуб

В последнее время ВИЧ-отрицательных мужчин, которые принимают Труваду для доконтактной секс в темную клуб, также приглашают на вечеринки. Vice пообщался с владельцем клуба Ричардом Келдулисом, который рассказал, как профилактика изменила сексуальное поведение людей. Church — это бастион свободного секса, единственный настоящий секс-клуб в Амстердаме, куда приходят ради связей без обязательств. Он полон укромных мест, есть также неосвещенная комната для тех, кто любит секс в темноте.

Помимо клуба, они управляют последней оставшейся в городе сауной для геев под названием Sauna Nieuwezijds. Как ты стал владельцем клуба? Мы продавали сувениры и организовывали мероприятия во время Дня Королевы, гей-прайда и так далее. Этим мы занимались около 10 лет, в течение которых мы время от времени устраивали вечеринки в Club LA, секс в темную клуб раньше располагался прямо в этом здании.

Со секс в темную клуб у нас появилась возможность купить тот клуб, так все и началось. Как изменился город со времени твоего приезда 18 лет назад? С каждым годом, все больше мест для геев закрываются. Такое ощущение, что никто не придумывает ничего нового. Сейчас они существуют только внутри баров для геев — нет ни одного клуба, похожего на.

Некоторые люди считают, секс в темную клуб если геи начали ходить секс в темную клуб смешанные бары, то это знак растущего равенства — а я думаю, что это позор.

Я думаю, оживленная гей-сцена подстегивает креативность в городе, как однажды написал Ричард Флорида Richard Florida. По-моему, между разными культурами секс в темную клуб будут происходить столкновения, когда одни говорят: Не надо стремиться к однородности — это плохо для города.

До переезда, пока не кончилась виза, я жил в Японии и думал, куда бы мне поехать. В Амстердаме я почувствовал себя свободным — можно было открыто курить травку и просто быть. Нидерланды в то время были очень прогрессивной страной.

Приехав, я впервые увидел член на телевидении! В Австралии такое никогда бы не показали. Там, откуда я родом, такой клуб как Church не просуществовал бы ни дня.

Ты не думаешь, что гей-клубы исчезают из-за приложений, которые секс в темную клуб нажатием кнопки помогают тебе найти партнера для секса? Это может быть одной из причин, но в Мадриде и Берлине тоже есть Интернет и, несмотря на это, гей-сообщество там огромное.

Что тебе больше всего нравится в роли владельца секс-клуба? Я начал работать в этом бизнесе из-за личного интереса. Ну и секс хорошо продается, не так ли? Так что сейчас я могу сочетать успешный бизнес и борьбу за свободу секса. Когда ты начал устраивать вечеринки для ВИЧ-позитивных мужчин в г, ты писал: Такие мужчины хотят наслаждаться вечеринкой, где ВИЧ — это норма, где нет стигматизации.

Мы хотим избавиться от табу, связанного с ВИЧ, и распространенного среди самих геев. Уже несколько лет известно, что если у человека положительный статус, но он принимает лекарства, то у него нет риска инфицировать. Так что секс у геев становится все более безопасным. На самом деле, самые опасные люди — это молодые парни, которые не знают свой статус.

Ты чувствуешь ответственность за твоих гостей? Я всегда ощущаю ответственность за их безопасность. В клубе повсюду лежат бесплатные презервативы, и раньше мы даже проверяли, используют ли. Сейчас мы этого уже не делаем, потому что, как я уже говорил, ДКП-препараты снижают риски. Что ты чувствуешь в связи с тем, что ВИЧ становится все менее серьезным заболеванием благодаря новым лекарствам?

Очевидно, это очень круто. Все знают, что когда пенициллин стал доступен во время Второй мировой войны, сифилис внезапно перестал быть серьезной проблемой. Поэтому до х годов был благодатный период, когда люди не слишком боялись смертельно опасных ЗППП и секс был легкодоступным.

Потом в пришел СПИД и все испоганил. Надеюсь, с ДКП мы сможем продолжить то, что мы начали — сексуальную революцию. Я уже чувствую больше свободы: